Имеет ли право адвокат к доступам документам дознователю

Красноярск, ул. Взлетная, 5г. Положение Адвокатской палаты Красноярского края о порядке сдачи квалификационного экзамена Положение ФПА РФ о порядке сдачи квалификационного экзмена, действующее с Комиссия по защите прав адвокатов Новости защиты прав О комиссии Состав комиссии Обращение в комиссию О статье Информационное письмо Агентства по обеспечению деятельности мировых судей об оказании БЮП адвокатами за 3 квартал года от



Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 500-27-29 Доб. 389
(звонок бесплатный)

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения бытовых вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь по ссылке ниже. Это быстро и бесплатно!

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ
Содержание:

Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 500-27-29 Доб. 389
(звонок бесплатный)

Анализ комментируемой статьи показывает, что изначально законодатель считает необходимым дать определение центральному понятию рассматриваемого Закона — адвокатской деятельности, которую исходя из приведенного определения можно охарактеризовать как совокупность действий профессионального юриста, обладающего определенным статусом, по оказанию правовой помощи физическим и юридическим лицам.

Профессиональные права адвокатов: основные нарушения и способы защиты

Ранее " Кавказский узел " публиковал краткое резюме доклада. Глава 1. Правовая основа адвокатской деятельности и роль адвоката в защите прав человека в России.

Глава 3. Процессуальные и организационные барьеры между адвокатом и доверителем. В связи с регулярными нападениями на представителей силовых ведомств и местных администраций, известных общественных деятелей и простого населения перед российскими властями стоит необходимость, а равно и обязанность, обеспечить безопасность мирного населения. Тем не менее, любые действия по борьбе с незаконными вооруженными формированиями, и в частности усилия по установлению и привлечению к ответственности подозреваемых в причастности к совершенных ими преступлениям, должны проводиться в соответствии с принципом верховенства права и при неукоснительном соблюдении прав человека.

В течение многих лет Amnesty International регулярно получает сообщения о нарушениях прав человека на Северном Кавказе, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов в рамках борьбы с незаконными вооруженными формированиями.

Организация изучила и задокументировала многочисленные случаи нарушения прав человека в этом регионе, в том числе пытки и другие формы жестокого обращения, насильственные исчезновения и внесудебные казни. Чаще всего в таких случаях по предполагаемым нарушениям не проводится быстрого, тщательного, эффективного, независимого и беспристрастного расследования, как того требует международное право. В отношении дел ряда правозащитников, адвокатов и журналистов Парламентская ассамблея Совета Европы ПАСЕ выразила "непонимание и тревогу по поводу того, что до сих пор ни одно из этих дел не было раскрыто органами следствия" и призвала российские власти "привлекать к суду в соответствии с законодательством всех нарушителей прав человека, в том числе сотрудников правоохранительных органов, и раскрыть совершенные безнаказанно многочисленные преступления".

Нередко представители российских властей отрицают сам факт нарушений, даже в тех случаях, когда Amnesty International и другие организации смогли собрать документальные подтверждения. Несмотря на то, что в расследовании подобных нарушений следователи действительно сталкиваются со значительными трудностями — включая секретность спецопераций в регионе, сложность найти независимых свидетелей из-за опасности, которой подобные свидетели подвергаются — Amnesty International также зафиксировала множество случаев, когда сами расследования не являлись независимыми и беспристрастными, особенно — как это чаще всего бывает — когда расследования проводились силами местных следственных органов сотрудники которых нередко связаны профессиональными и личными узами с силовиками, подозреваемыми в участии в подобных нарушениях.

В других случаях, когда причастность сотрудников правоохранительных органов к конкретному нарушению не составляет никаких сомнений, заявления о том, что их действия должны расцениваться как нарушения прав человека, отметаются как безосновательные. Тем не менее, во многих подобных случаях трудно не прийти к заключению, что следователь не стремится провести все необходимые следственные действия, непредвзято рассмотреть все имеющиеся доказательства и предъявить обвинения предполагаемым нарушителям.

Причем речь идет не о единичных, а о многочисленных случаях, к которым причастны сотрудники силовых структур; это проблема системного масштаба. Несмотря на то, что теоретически потерпевшие могут воспользоваться средствами правовой защиты потерпевшие могут подать жалобу в суд на бездействие следственных органов и потребовать проведения эффективного расследования , на практике им часто в этом отказывается, а следствие — в случаях, когда уголовные дела все-таки открываются — обычно ни к чему не приводит, и никто не привлекается к ответственности за многочисленные случаи насильственных исчезновений, пыток и других форм жестокого обращения, а также предполагаемых внесудебных казней на Северном Кавказе.

Подобная несостоятельность официальной реакции на нарушения прав человека все больше подрывает принцип верховенства права. У этой проблемы есть и другая важная сторона.

В то время как потерпевшим, чьи права были нарушены сотрудниками правоохранительных органов, отказывается в доступе к правосудию и эффективных средствах правовой защиты, права тех, кто обвиняется в преступлениях, связанных с действиями незаконных вооруженных формирований или иных уголовных преступлениях, также нарушаются в процессе уголовного производства.

Каждый обвиняемый имеет право на справедливое судебное разбирательство, в том числе право на доступ к адвокату, правовую помощь и свободный выбор защитника.

Подозреваемые, и в особенности те, кому предъявлены обвинения в участии в незаконных вооруженных формированиях и сопутствующих преступлениях, таких например как незаконное приобретение оружия, обычно содержатся под стражей во время расследования 9 и суда.

В подобной ситуации человек чрезвычайно уязвим и может подвергнуться самым различным нарушениям со стороны представителей следственных, иных правоохранительных и судебных органов, таким как применение пыток во время допроса, использование сделанного под давлением "признания" в качестве доказательства в суде или нарушение равноправия сторон в уголовном процессе.

Российское законодательство запрещает применение пыток, хотя их определение не полностью соответствует определению, данному в Конвенции ООН против пыток. Для человека, находящегося в заключении, на период до судебного заседания зачастую адвокат — это единственный человек, представляющий связь с внешним миром, который сам не принадлежит к системе правоохранительных и судебных органов следователь вправе отказать задержанному в свиданиях с родственниками на время расследования 14 — и на практике так и происходит в большинстве случаев в отношении лиц, подозреваемых в принадлежности у незаконным вооруженным формированиям.

Именно на адвоката ложится обязанность фиксировать и заявлять протест по поводу нарушений прав человека и процессуальных нарушений в отношении подзащитного, и предоставлять юридическую защиту.

Широко признано как будет показано ниже , что российская система правоохранительных и судебных органов, располагающая мощным карательным аппаратом, нацелена на вынесение максимально возможного количества обвинительных заключений и приговоров. В таких условиях адвокаты на Северном Кавказе вынуждены, осуществляя свою профессиональную деятельность, сталкиваться с давлением, угрозами и преследованиями, что является основной темой данного доклада. Это серьезно подрывает их способность выполнять свой профессиональный долг и защищать права подзащитных, а также отстаивать собственную независимость.

Избиение адвоката Сапият Магомедовой сотрудниками полиции Дагестанский адвокат Сапият Магомедова пришла в полицейский участок на встречу с недавно задержанной женщиной, но ей отказали в свидании с ее подзащитной и жестоко избили.

Попытки адвоката добиться привлечения нападавших на нее сотрудников к уголовной ответственности привели к тому, что в отношении ее самой было заведено уголовное дело, а позже всякое следствие было прекращено. Сапият Магомедова — адвокат из города Хасавюрт в Дагестане, работающая по уголовным делам и неоднократно представлявшая жертв нарушений прав человека со стороны сотрудников правоохранительных органов. По словам Сапият, во внутреннем дворе ее остановили сотрудники отдела, которым в это время их руководитель дал указание "выкинуть ее" и "не пускать обратно".

Двое сотрудников схватили ее за руки и плечи и вытолкнули через КПП обратно на улицу. Когда Сапият развернулась с намерением попасть в ГОВД, они с силой вытолкнули ее из контрольно-пропускного пункта, в результате чего она упала на землю и разбила лицо. По всей видимости, это их разозлило. По словам Сапият, один из них схватил ее за волосы и пригрозил, что она "отправится к своей подзащитной"; трое сотрудников втащили ее обратно на территорию ГОВД, при этом ударив головой о металлическую решетку ворот, от чего адвокат ненадолго потеряла сознание.

По словам Сапият, один сотрудник вывернул ей большой палец, а затем запястье правой руки, в то время как другие, которых она не могла видеть, наносили удары кулаками сзади. Сапият полагает, что ее избивали пять или шесть полицейских. Когда ее перестали бить, другая адвокат, оказавшаяся в это время в ГОВД, вызвала скорую помощь. Прибывшая машина скорой помощи по-видимому не была допущена на территорию ГОВД. Та же адвокат вызвала скорую помощь еще раз, и помогла Сапият выйти на улицу.

Согласно медицинскому заключению от 21 июня года, Сапият Магомедова была госпитализирована 18 июня с сотрясением головного мозга и многочисленными ушибами мягких тканей и грудной клетки. Она провела месяц на стационарном лечении в Дагестане и Москве. Уголовное дело по ее заявлениям было открыто только 1 июля года. Однако уже на следующий день, 2 июля, было заведено уголовное дело в отношении Сапият Магомедовой на основании встречного заявления со стороны сотрудников полиции, из которого следовало, что полицейские сами стали жертвами нападения и публичного оскорбления с ее стороны.

В последующие месяцы Сапият Магомедова получала "советы" от некоторых знакомых о том, что ей лучше забрать свое заявление против сотрудников полиции, и что если она будет настаивать, то ей самой грозит уголовное преследование. Сапият Магомедова неоднократно направляла федеральным властям заявления с просьбой передать оба уголовных дела в любой следственный орган за пределами Дагестана для обеспечения беспристрастности расследования, но все ее просьбы были проигнорированы.

В одном из заявлений, поданном на имя председателя Следственного комитета в Москве в апреле года, она пожаловалась, что за девять месяцев с начала расследования дела по ее заявлению даже не был установлен круг подозреваемых, и все сотрудники ГОВД города Хасавюрт, допрошенные следователем, до сих пор фигурировали в деле в качестве свидетелей, и ни один — в качестве подозреваемого, хотя она была готова опознать некоторых из них как нападавших.

Сапият Магомедова также безуспешно пыталась обжаловать бездействие следствия включая уклонение от установления круга подозреваемых в Советском районном суде города Махачкала, куда она подала жалобу 25 ноября года. Жалоба не была рассмотрена в установленный законом пятидневный срок. В то же время 30 сентября года суд вынес решение о мере пресечения в отношении Сапият Магомедовой в виде подписки о невыезде на основании утверждения следователя о "наличии достаточных данных полагать, что подозреваемая Магомедова С.

При этом в решении суда не было указано, какие доказательства были представлены следователем в подтверждение этого утверждения, и, по словам адвоката, таких "достаточных данных" просто не могло быть представлено, поскольку они не существовали. Подписка о невыезде означала, что адвокату запрещалось покидать Дагестан, что она сама расценила это как форму давления на нее.

Только 15 июля года четверым сотрудникам ГОВД города Хасавюрт было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий статья Уголовного кодекса РФ , а 27 июля года обвинение было предъявлено самой Сапият Магомедовой по статье 1 "Применение насилия в отношении представителя власти", наказывается лишением свободы на срок до пяти лет и статье "Оскорбление представителя власти" Уголовного кодекса РФ.

Суд вернул дела следователю на основании того, что оба они относятся к одному событию, но при этом дают взаимоисключающую оценку произошедшего, что, по словам судьи, не дает возможность провести расследование случившегося. Верховный суд Республики Дагестан поддержал это решение. Тогда 28 декабря года руководитель следственного отдела в свою очередь постановил закрыть оба дела на том основании, что так как обвинения по каждому из дел были основаны на взаимоисключающих показаниях, следствие исчерпало все возможности для установления объективных фактов, и существующие противоречия являются "неустранимыми".

Однако вызывает сомнение утверждение, что все возможности для установления объективных фактов были исчерпаны, учитывая последовательное уклонение следствия от тщательного и добросовестного расследования показаний и улик, которые Сапият Магомедова либо смогла предоставить например, копии книги учета сообщений о происшествиях, из которых следует, что встречный иск в отношении нее со стороны сотрудников ГОВД был зарегистрирован три дня спустя и внесен "задним числом" либо на проверке которых она настаивала например, просмотр видеозаписи, сделанной камерой слежения, установленной на здании ГОДВ, которую Сапият Магомедова неоднократно и безуспешно требовала у следователя просмотреть в ее присутствии с возможностью прокомментировать , как следует из неоднократно поданных ею жалоб за время затянутого периода расследования.

Вместо этого оба уголовных дела, как в отношении сотрудников ГОВД, так и в отношении адвоката, были закрыты в рамках одного делопроизводства. Следует отметить, что Сапият Магомедова не была своевременно проинформирована об этом решении, принятом 28 декабря года, и случайно узнала о нем лишь в марте года.

На момент подготовки доклада она собирается подавать апелляцию, хотя почти не надеется на какой-либо положительный и справедливый исход дела. История Сапият Магомедовой — заявление о нападение со стороны сотрудников органов внутренних дел и несостоятельность последующего расследования — многое говорит о непринятии властями необходимых мер для защиты адвокатов в регионе и трудностях, с которыми сталкиваются Сапият и ее коллеги на Северном Кавказе при исполнении своих профессиональных обязанностей.

Государство обязано гарантировать адвокатам свободное осуществление их деятельности. Гарантии должны включать эффективное и беспристрастное расследование каждого заявленного инцидента, и привлечение виновных к ответственности, чего не произошло в этом случае.

Более того, действия сотрудников полиции нарушили право подзащитной Сапият Магомедовой на доступ к адвокату. Случай Сапият Магомедовой не единственный в своем роде. От многих других его отличает отвага и настойчивость, которую она проявила перед лицом сопротивления и давления со стороны системы, а также его международный резонанс.

Во всем остальном этот случай, к сожалению, не уникален. В том же году в одном только Дагестане, как минимум, еще две женщины-адвоката сообщили властям и прессе о применении к ним физического насилия и угроз со стороны полицейских с целью воспрепятствовать их профессиональной деятельности. Как сообщается, 2 июля в своем кабинете следователь ударил адвоката Джамилию Тагирову кулаком в лицо подробности ниже , а 7 октября ее коллегу Зинфиру Мирзаеву силой усадили в машину двое сотрудников органов внутренних дел, когда она фотографировала предполагаемое место преступления загон, откуда были украдены несколько баранов , отвезли ее в отделение, держали там и угрожали, что заведут на нее уголовное дело на основании того, что она якобы делала фотографии для подготовки теракта.

В другом случае, по сведениям Правозащитного центра "Мемориал", неизвестные в масках настолько жестоко избили деревянными битами и железной арматурой их адвоката Сергея Квасова, что он потерял сознание. Как минимум в двух случаях из трех перечисленных выше были заведены уголовные дела, но никто, насколько известно Amnesty International, не был привлечен к ответственности. В отличие от случая Сапият Магомедовой, истории многих адвокатов на Северном Кавказе, которым также пришлось проявить отвагу, противодействую мощной репрессивной системе, известны менее широко.

Для тех, кто столкнулся с пытками, кому было отказано в справедливом суде, чьи основополагающие права человека были нарушены, эти адвокаты являются единственной надеждой на справедливость и последним рубежом защиты; при этом сами адвокаты во многих отношениях остаются незащищенными.

Данный доклад — это попытка пролить свет на сложившуюся ситуацию, в ответ на которую необходимы срочные меры. Российские власти обязаны соблюдать и уважать права всех граждан, в том числе и адвокатов, на Северном Кавказе, и обеспечить адвокатам защиту и возможность свободно осуществлять свою профессиональную деятельность без страха за собственную безопасность.

Власти также обязаны как привлекать к ответственности всех виновных в насилии и жестоком обращении по отношению к адвокатам, так и гарантировать подозреваемым их право на справедливый суд, включая право на получение правовой помощи от выбранного ими защитника. Невозможно переоценить важность данных вопросов. Как отмечено в принятом ООН документе "Основные принципы, касающиеся роли юристов", 22 "для обеспечения надлежащей защиты прав и основных свобод человека, пользоваться которыми должны все люди, независимо от того, являются ли эти права экономическими, социальными и культурными или гражданскими и политическими, необходимо, чтобы все люди действительно имели доступ к юридическим услугам, предоставляемым независимыми профессиональными юристами".

Доклад основан главным образом на материалах, собранных Amnesty International в ходе посещения в июне года в шести республик Северного Кавказа — Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Чечни. Материалы исследования дополнены информацией из открытых источников, а также данными, полученными Amnesty International в ходе правозащитных кампаний и постоянного отслеживания нарушений прав человека на Северном Кавказе. В рамках своей деятельности организация поддерживает связь с адвокатами всего региона.

Во время упомянутой поездки представители Amnesty International поговорили с 30 адвокатами из шести республик, занимающимися защитой в уголовных делах. Каждому из опрошенных адвокатов доводилось представлять подзащитных в рамках дел, связанных с деятельностью незаконных вооруженных формированиях и сопутствующими преступлениями, такими например как незаконное приобретение оружия или терроризм.

Некоторые из собеседников согласилась говорить только на условиях анонимности, и Amnesty International относится к их выбору с пониманием. Авторы доклада осознают, что те, кто дал Amnesty International интервью для этого доклада, могут подвергнуться риску, если станет известно, кто они: в отличие от сотрудников Amnesty International, которые только приезжают в регион, эти люди живут и работают там, и в связи со своей профессиональной деятельностью подвергаются опасности практически ежедневно.

Важно отметить, что на Северном Кавказе, где адвокаты представляют сравнительно небольшое сообщество, часто даже отдельные подробности случаев, рассказанных ими Amnesty International, могут быть достаточными для идентификации адвоката, особенно если в этом заинтересованы влиятельные правоохранительные органы, чьи сотрудники могут иметь непосредственное отношение к этим случаям.

Они обладают значительными возможностями по отслеживанию информации, что может им позволить вычислить конкретного адвоката. Данный доклад представляет собой попытку раскрыть и объяснить соответствующие риски, и там, где с точки зрения авторов степень такого риска существенна, в целях безопасности собеседников Amnesty International упоминание деталей избегается. Авторы доклада признают, что с учетом этого ограничения не всегда описание конкретного случая позволяет представить тот же уровень подробностей, который отличает иные публикации Amnesty International.

Однако организация ставит безопасность людей на первое место. Когда информация по тому или иному случаю уже находится в открытом доступе, в докладе по нему приводится больше деталей. Это чаще относится к случаям, которые имели место раньше, и в которых вопрос безопасности задействованных лиц уже не стоит так остро. Какие-то из случаев, рассматриваемых в этом докладе, происходили раньше, какие-то позже.

Один такой случай, по которому Amnesty International собирала подробную информацию непосредственно, и более подробно описанный в докладе, относится к году. В том, что касается этого случая, и других приведенных случаев из числа более новых, следует заметить, что отмеченные в них проблемы до сих пор остаются актуальными для Северного Кавказа — о чем свидетельствуют и что взаимно подтверждают и случаи последнего времени.

Это справедливо как в отношении давления, которому подвергаются адвокаты в связи со своей профессиональной деятельностью, вступая в уголовные дела на Северном Кавказе, так и в отношении отсутствия адекватных ответных мер со стороны российских властей — в частности отсутствия тщательного, эффективного, независимого и беспристрастного расследования, привлечения виновных к ответственности и обеспечения адвокатам возможности выполнять свои профессиональные обязанности в обстановке, "свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства".


Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
8 (800) 500-27-29 Доб. 389
(звонок бесплатный)


Изменения в УПК РФ: адвокаты v. следователи

Помощь адвоката при производстве обыска выемки может понадобиться как гражданину физическому лицу при обыске в квартире, жилище или ином помещении, занимаемом данным лицом, так и при производстве обыска в помещении, принадлежащем или занимаемом организацией юридическим лицом , в следующих случаях:. Стоимость услуг адвоката по оказанию юридической помощи при производстве обыска выемки составляет от 35 руб. В связи с тем, что обыск предполагает неожиданность проведения, мы настоятельно рекомендуем лицам и организациям, чьи занятия и род деятельности могут представлять интерес для правоохранительных органов, заблаговременно озаботиться подысканием адвоката. Следует иметь ввиду, что, если обыск выемка начался, то следователь дознаватель вправе отказать подошедшему защитнику в допуске к участию в следственном действии, при этом данный отказ будет соответствовать закону, так как УПК РФ не предусматривает обязанности следователя прервать начатое следственное действие для того, чтобы допустить для участия в нем новых участников, в том числе адвоката. При подобном отказе все, что остаётся остаётся делать адвокату, - ждать окончания обыска выемки за пределами обыскиваемой территории. На практике нередки случаи, когда следователь дознаватель все-таки допускает адвоката к обыску, который был начат до его явки, но это право следователя дознавателя , поэтому расчитывать на это не стоит.

Адвокат как субъект доказывания в уголовном процессе

Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей настоящего Кодекса. До начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, - судебное решение, разрешающее его производство. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ПЛОХОЙ АДВОКАТ. 5 признаков

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают , то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:. Излишняя уверенность в своих знаниях и опыте 12 Профессиональные ошибки Ошибка 1: В этом смысле риск адвоката сродни риску предпринимателя: Однако чаще всего это приводит к обратному эффекту. Защитнику не удается уделить достаточно времени изучению дела, подготовке документов по нему и даже элементарно находиться в разных местах судах, СИЗО и т. Думается, что два основных вопроса связаны с тем, как организовать поиск и получение достаточного объема работы и психологически преодолеть при этом боязнь остаться без заработка. Дорогие читатели!

Право адвоката-защитника на беспрепятственные встречи с доверителем: вопросы теории и практики.

Адвокат как субъект доказывания в уголовном процессе. Глава 2. Процессуальные особенности участия защитника в доказывании в уголовном процессе на досудебном этапе. Актуальность темы работы.

Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы (извлечение)

Правовой основой участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда являются:. Раздел 2. Пределы действия настоящего порядка и региональных правил. Настоящий Порядок и Региональные правила определяют права и обязанности адвокатских палат субъектов Российской Федерации далее — адвокатские палаты , представителей адвокатских палат и адвокатов, возникающие с момента обращения дознавателя, следователя или суда в адвокатскую палату к представителям адвокатской палаты в рамках принятия ими мер по назначению защитника в уголовном судопроизводстве в соответствии с частями 3, 4 статьи 50 УПК РФ до момента вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника в соответствии с частью 4 статьи 49 УПК РФ.

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца. Не первый год экспертное сообщество обсуждает необходимость подкрепления конкретными мерами ответственности гарантии независимости адвоката от вмешательства в его законную деятельность и воспрепятствования ей.

An error occurred.

С самого начала клиент вызывал предубеждение. По малолетке сел за разбой. Пока сидел - четверых убил, правда, говорит, вынужден был, чтобы самому выжить. Вышел - устроился в Москве таксистом. И вот теперь обвиняется в изнасиловании пассажирки. Ну ладно, мое дело - отследить, чтобы закон не нарушался, а то с доказательствами по этой статье всякое бывает

Статья 182 УПК РФ. Основания и порядок производства обыска

Из жалобы следует, что в отношении О. Возражения О. Смирившись со сложившимся положением, О.

нейшие для адвокатской корпорации документы, а именно: Стандарт адвокатом права на осуществление адвокатской деятельности на территории Адвокатская палата имеет Интернет-сайт: advokatru. Все текущие и их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

Адвокат как субъект доказывания в уголовном процессе

Обсуждая проект Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве, участники дискуссии высказываются о целесообразности регламентации процесса участие адвоката-защитника в производстве по уголовным делам, об использовании в Стандарте ряда понятий и терминов, а также о необходимости урегулировать вопрос приостановления и прекращения оказания юридической помощи. Подготовленный проект Стандарта никоим образом не ограничивает адвокатскую самостоятельность, независимость и инициативу. О концептуальном подходе к структуре Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

О Стандарте осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве

Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам далее - доверители в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Не является адвокатской деятельностью юридическая помощь, оказываемая:. Действие настоящего Федерального закона не распространяется также на органы и лиц, которые осуществляют представительство в силу закона.

Часть 2 ст. Абзац 1 ч.

Права и обязанности защитника

Сибирский юридический форум. Да Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов.

Предыдущую часть документа. Нарушения Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" 2. Нарушения адвокатской этики.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 10 глупых вопросов АДВОКАТУ - Дмитрий Гриц
Комментарии 8
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Игнатий

    Дождались...

  2. Давид

    мона смотреть!!

  3. Данила

    Какой хороший топик

  4. cioblinsunre

    О! Интересно интересно.

  5. Андрей

    Поздравляю, замечательное сообщение

  6. contesewil

    Прошу прощения, что вмешался... У меня похожая ситуация. Можно обсудить. Пишите здесь или в PM.

  7. Константин

    Да, проблема описанная в посте существует уже давно. Но кто ее будет решать?

  8. Валерьян

    Жаль, что сейчас не могу высказаться - нет свободного времени. Освобожусь - обязательно выскажу своё мнение.